Дело сердца

Как сотрудничают немецкий и российский оперные театры

Фото: Премьера «Пиковой дамы» в Оперном театре Дрездена
Премьера «Пиковой дамы» в Оперном театре Дрездена
Фото: Hans Joerg Michel

Немецкую оперу на Рейне и Московскую «Геликон-оперу» связывает многолетняя творческая дружба. О сотрудничестве между двумя оперными театрами и о «русском следе» на Рейне корреспонденту «Д» Дарье Болль-Палиевской рассказал директор Немецкой оперы на Рейне в Дюссельдорфе и Дуйсбурге (Deutsche Oper am Rhein) Кристоф Майер.

— В апреле текущего года вы подписали договор о сотрудничестве с московской «Геликон-оперой». Не могли бы вы рассказать о нем поподробнее?

— Наш договор о сотрудничестве приурочен к российскому культурному фестивалю «Русские сезоны», который пройдет в Германии в нынешнем году. В его рамках задуманы многочисленные выставки, фестивали и концерты. Генеральный директор—художественный руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман и я подписали предварительное соглашение в прошлом году в Санкт-Петербурге. 26 и 27 октября «Геликон-опера» с 12 солистами, хором и оркестром приедет в Дуйсбург и Дюссельдорф на два больших гала-концерта «Из Москвы с любовью». Они исполнят арии, ансамбли и хоровые сцены Чайковского и Верди, таким образом как бы прокладывая музыкальный мостик в Россию. Договор о сотрудничестве был подписан в присутствии министра культуры и науки Северного Рейна-Вестфалии Изабель Пфайффер-Пуансген, которая также взяла на себя шефство над этими выступлениями. Будет пример…

— Какой пример?

— Знаете, в нашем театре работают артисты из 38 стран. Среди них и певцы из России. И для меня лично очень важно показать, что культура не имеет границ. То, что не всегда получается на политическом уровне, прекрасно работает на уровне культурном. Это сотрудничество для меня просто дело сердца.

— В 2016 году Дмитрий Бертман поставил в Дюссельдорфе оперу «Золотой петушок». Как возник творческий союз российского режиссера и вашего театра?

— Я знаю Диму почти 20 лет. Мы несколько раз вместе были членами жюри международного конкурса вокалистов имени Ганса Габора Бельведера. Так возникла наша дружба. В 2016 году он поставил у нас «Золотой петушок». А через год, по случаю 25-летия партнерства между Дюссельдорфом и Москвой, в Дюссельдорфском оперном театре состоялся совместный гала-концерт певцов «Геликон-оперы» и Немецкой оперы на Рейне. Я думаю, что едва ли не половиной зрителей были наши русские сограждане. Ответный визит последовал в сентябре 2018-го, когда семь исполнителей Немецкой оперы на Рейне вместе со своими российскими коллегами дали концерт в «Геликон-опере» под названием «Дуэт двух столиц». Это был незабываемый вечер, на котором побывали мэр Дюссельдорфа Томас Гайзель и высокопоставленные московские культурные политики.

— Вы уже упоминали, что у вас работают много русских певцов. Меццо-сопрано Мария Катаева, например, настоящая звезда в Дюссельдорфе, довольно известны тенор Сергей Комов и баритон Дмитрий Варгин. Знаменитый баритон Борис Стаценко много лет был солистом Немецкой оперы на Рейне, а сейчас продолжает выступать в качестве приглашенного исполнителя.

— Это замечательные артисты! В настоящее время в нашей оперной студии восемь певцов из семи разных стран, и двое из них из России — Дарья Муромская и Мария Бойко. Когда я бываю в России, то с удовольствием прослушиваю молодых певцов. Прослушивания часто проводятся в консерваториях, и там особенно чувствуется, какое фантастическое образование получают у вас молодые таланты и какое у русских отношение к культуре. Скажу честно, сравнение с Германией иногда бывает совсем не в пользу нашей страны. Как-то я был в картинной галерее в Москве. Туда пришла мама с маленькой дочерью, наверное, ребенку было года три-четыре. И вот эта кроха увидела портрет Пушкина, указала на него пальцем и говорит: «Мама, смотри, это Пушкин!» У русских очень трепетное отношение к своим поэтам или композиторам. На многих вокальных конкурсах, в которых принимают участие русские певцы, я чувствую, как они буквально горят ради своего дела. Это одна из причин, почему я счастлив, что в нашем ансамбле есть артисты из России.

— Если вы берете в оперную студию молодые дарования, в том числе и из России, чему вы их там учите?

— Я называю нашу оперную студию «охраняемым гнездом». Ребята могут развиваться как артистически, так и индивидуально: получают мастер-классы, языковые уроки, сценические курсы и т. д. В течение этого времени мы стараемся максимально их поддерживать и готовить к работе. Они выступают в небольших партиях, получая практический опыт на сцене. Эта программа длится два года. Некоторых выпускников мы потом берем в труппу, как, например, это произошло с Марией Катаевой.

— Вы уже второй раз были членом жюри конкурса молодых оперных режиссеров «Нано-опера» в Москве, который основал Дмитрий Бертман…

— Это конкурс, где молодые режиссеры должны доказать свое сценическое мастерство «вживую» перед телекамерой, что, конечно, совсем не просто. Из 160 заявок мы выбрали 13 участников, а в финал вышли трое. Я вручил приз молодому русскому режиссеру. Для победителя это кроме прочего значит, что он может два месяца поработать помощником режиссера в Дюссельдорфе.

— В вашем репертуаре «Золотой петушок» Римского-Корсакова и «Петрушка» Игоря Стравинского. Недавно, в мае состоялась премьера «Пиковой дамы» Чайковского. Не рискуете ли вы, ставя русские оперы? Ведь немецкая публика не всегда знакома с нашей музыкой.

— Ну, каждая премьера — это риск, даже «Волшебная флейта» может провалиться. А Чайковский — это мировое музыкальное наследие и хорошо известен и любим в Германии. Наша постановка, возможно, не оправдала всех ожиданий, потому что американский режиссер Лидия Стайерс перенесла сюжет в Голливуд 50-х годов. Но это все равно был успех, в том числе и благодаря великолепным русским певцам, которые задействованы в «Пиковой даме». Мы не собираемся останавливаться в постановках великих русских шедевров.