Карьера армейского политработника

Фото: Представители солдатских и рабочих советов перед уланскими казармами, которые сдались им без боя. Берлин, 1918
Представители солдатских и рабочих советов перед уланскими казармами, которые сдались им без боя. Берлин, 1918
Фото: HARLINGUE | ROGER-VIOLLET | AFP

Ноябрьская революция в Германии остановила Первую мировую войну, разрушила империю, породила в Москве надежды на победу коммунизма во всем мире и дала Гитлеру шанс возглавить страну. Подробнее о ее годовщине — в материале Леонида Млечина.

Вечером 7 ноября 1918 года колонна из трех немецких автомобилей пересекла линию фронта рядом с известным своими пивоварнями городком Шиме на юго-западе Бельгии. На первой машине развевался большой белый флаг. Утром 11 ноября немецкая делегация подписала соглашение о прекращении огня.

Пушки мировой войны умолкли, потому что Германия потерпела поражение и в стране вспыхнула революция. Первыми восстали матросы кайзеровского флота. 4 ноября портовый город Киль оказался во власти восставших рабочих и матросов. Появились красные флаги. У офицеров срывали погоны и отбирали оружие.

9 ноября Германию охватила всеобщая забастовка. В час дня Филипп Шейдеман, один из лидеров социал-демократов, объявил Германию республикой, а в четыре часа дня один из руководителей коммунистического «Союза Спартака» Карл Либкнехт провозгласил создание социалистической республики. Кайзер Вильгельм II уехал в Голландию. В Москве торжествовали. Казалось, сбываются надежды на мировую революцию.

Временная слепота

В конце сентября 1918 года полк, в котором служил Адольф Гитлер, закрепился на хорошо подготовленных позициях к югу от реки Ипр во Фландрии. Выбить немцев из города получила приказ британская 30-я дивизия. 13 октября британским артиллеристам доставили баллоны с отравляющим газом.

Утром 15 октября Гитлер и еще несколько солдат собрались вокруг полевой кухни. Едва приступили к завтраку — начался артиллерийский обстрел. Снаряд, заправленный газом, с характерным шипением разорвался прямо перед кухней. Натянуть противогазы солдаты не успели. Они кричали от боли, им казалось, что раскаленные иголки вонзались прямо в глаза, горло и легкие отказывались служить, люди задыхались.

Ослепшего ефрейтора Гитлера отправили в лазарет в прусском городке Пазевальке неподалеку от польской границы. Ему повезло: зрение вернулось. А 10 ноября 1918 года госпитальный священник сказал раненым, что война закончилась — кайзер бежал.

«Я не выдержал,— писал в своем жизнеописании Гитлер.— У меня все поплыло перед глазами. Со дня смерти матери ни разу я не плакал… Когда газом выело мои глаза и можно было подумать, что я ослеп навеки, я на мгновение пал духом. Но тогда я с тупой покорностью подчинился неизбежному. Теперь я не мог больше. Я заплакал. Личное горе отступило на задний план перед великим горем нашего отечества».

Доброволец или дезертир?

Когда Адольф Гитлер застрелился в 1945-м, на его кителе военного образца красовались значок за ранение и Железный крест первой степени. Он гордился наградами. В политическом завещании написал, что в 1914 году ушел на фронт «добровольцем».

В реальности фюрер был дезертиром. Он родился в Австро-Венгрии. А в мае 1913 года спешно перебрался в Баварию, желая избежать призыва. Австрийская полиция его искала, чтобы привлечь к уголовной ответственности. Нашла в Мюнхене. 18 января 1914 года Гитлера арестовали за уклонение от воинской повинности. Он просил освободить его от службы по причине плохого здоровья.

Когда вспыхнула Первая мировая и началась всеобщая мобилизация, бежать было некуда. Но он не ушел на фронт добровольцем, как рассказывал после войны. Его забрили, как и других военнообязанных. Впоследствии он часто повторял, что «рисковал жизнью практически ежедневно» и «смотрел смерти в глаза». В реальности Гитлер служил посыльным при штабе полка. В глазах тех, кто сражался на передовой и кого каждодневно подстерегала смерть,— завидное существование.

«Однажды вечером бледный человек скользнул в укрытие — как только нас начали обстреливать,— вспоминал Александр Мориц-Фрай, служивший вместе с Гитлером в 16-м баварском резервном полку.— В глазах страх и ярость. Усы скрывали уродливый разрез рта. Это был Адольф Гитлер. Когда он разглагольствовал об англичанах, он был похож на кулдыкающего индюка. Действия врагов он воспринимал очень лично — ему казалось, что они все охотятся именно на него».

В Третьем рейхе создадут миф о герое-фронтовике. Лейтенанта Гуго Гутмана гестапо арестует в 1937 году за «ложь о фюрере». Бывший штабной офицер всего лишь напомнит о том, что не один Гитлер, а вообще все посыльные 16-го полка в мае 1918 года, в конце войны, были отмечены Железным крестом.

Когда батальон основательно потрепали, старослужащих, в том числе Гитлера, произвели в ефрейторы. Но почему Гитлер больше не получил повышения? Бывший начальник штаба полка объяснял после войны, что намеревался произвести Гитлера в унтер-офицеры, но «не обнаружил в нем командирских качеств». Однополчане думали иначе: получить повышение означало отправиться в окопы, где было опасно. Гитлер предпочел оставаться ефрейтором — подальше от линии фронта и вражеского огня.

Из ультраправых в ультралевые

21 ноября 1918 года, после подписания перемирия, Гитлер вернулся в Мюнхен. Явился в казармы 7-й роты 1-го запасного батальона 2-го баварского пехотного полка. Суточное довольствие, месячное жалованье в 40 марок и теплое место для ночлега — немалое преимущество в ту холодную зиму. Это самый неизученный период в его биографии. Когда неудачливый художник превратился в убийцу целых народов? Современные исследования свидетельствуют: его идеологическая платформа сложилась именно в эти годы — с конца 1918-го по 1920-й.

Гитлер считался «сентиментальным социалистом». Он разглагольствовал о судьбе пролетариата:

— Слава богу, что с королей слетели короны. Теперь настало время говорить нам, пролетариям.

Он вполне мог примкнуть к левым и даже к крайне левым. Но немецкую революцию быстро подавили.

«Германская революция восемнадцатого года не была тщательно подготовленной и спланированной акцией,— считал публицист и историк Себастьян Хаффнер.— Она была всего лишь побочным продуктом военного поражения».

Партия Курта Эйснера 12 января 1919 года проиграла выборы в Национальное собрание Баварии. Эйснер вовсе не был большевиком, каким его изображали. Он решил подать в отставку с поста министра-президента. 21 февраля, когда он направлялся в ландтаг, чтобы объявить об этом, его на улице выстрелом в голову убил молодой офицер рейхсвера граф Арко цу Валлей.

Коммунисты и анархисты, возмущенные убийством, захватили власть в Мюнхене. Совет рабочих и солдатских депутатов 7 апреля провозгласил Баварию советской республикой. Комитет действия под председательством бывшего эсера Евгения Левинэ, родившегося в России, действовал по-большевистски, расстреливал «врагов революции» и сильно напугал мюнхенцев.

Баварцы большевиков не поддержали. В начале мая 1919 года после кровавых боев армейские части и ультраправые добровольцы взяли Мюнхен. Евгения Левинэ поставили к стенке.

Красные флаги исчезли. Революционеров расстреливали. Едва не пострадал и Гитлер. Его часть принадлежала к баварской красной армии, и его самого тоже задержали. Но быстро освободили. Предложили работу в комиссии по расследованию революционной деятельности в его собственном полку. Он помогал выявлять сослуживцев, сочувствовавших левым и коммунистам.

Пропагандист — расист

Капитан Карл Майр, начальник отдела печати и информации штаба 4-го военного округа, вспоминал, что Гитлер напоминал «побитую собаку, которая нуждается в хозяине». В июле 1919 года ефрейтора, хорошо зарекомендовавшего себя на поприще борьбы с левыми, командировали на армейские курсы пропагандистов.

Армия декларировала нейтралитет, но в реальности не приняла Веймарскую республику. Лекции именовались вполне нейтрально: «Образование и политика», «Развитие экономической жизни в Германии», но солдатам втолковывали, как опасны мировой коммунизм и западный либерализм, учили с ними бороться.

Здесь Гитлер и прошел свои университеты, ведь школу он оставил в 16 лет. Здесь сформировались его политические взгляды. После окончания курсов Гитлера причислили к отделу информации штаба округа.

В транзитном лагере Лехфельд армейский политработник Гитлер уже сам беседовал с солдатами, которые вернулись из плена и были подвержены большевистским идеям. Рассказывал о вине евреев-коммунистов и евреев-олигархов перед Германией, втолковывал: «Иудеи не религиозная община, а расовая».

Вообще-то в Первую мировую 100 тыс. мужчин-евреев надели серые мундиры армии немецкого Рейха и отправились на фронт. Треть удостоилась государственных наград, свыше 2 тыс. стали офицерами. На фронте, защищая кайзеровскую Германию, погибли 12 тыс. солдат-евреев. Больше, чем погибло евреев во всех войнах, которые вел Израиль. Депутат Рейхстага от Социал-демократической партии еврей по происхождению Людвиг Франк ушел на фронт добровольцем в августе 1914 года. Он стал первым депутатом Рейхстага, павшим на поле боя. Франц Йозеф Штраус в бытность министром обороны ФРГ написал предисловие к сборнику писем немецких евреев, погибших в Первую мировую войну: «Среди первых немецких летчиков сто двадцать были евреями. Немецкие евреи искренне считали себя патриотами. И доказывали свою любовь к Германии службой в армии. Но Гитлера и других националистов реальность не интересовала…»

Партбилет N555

5 января 1919 года в Берлине по призыву Коммунистической партии, образованной из «Союза Спартака», сотни тысяч рабочих вышли на улицы и объявили правительство низложенным. В тот же день в Мюнхене спортивный журналист Карл Харрер и слесарь-железнодорожник Антон Дрекслер, неуклюжий и чудаковатый человек, основали Немецкую рабочую партию. Событие прошло незамеченным, но в 1933 году партия придет к власти.

Восстание коммунистов в Берлине подавила армия. А мюнхенские национальные социалисты стали встречаться в пивной «Штернэккерброй». В один сентябрьский день 1919 года сюда пришел и ефрейтор Гитлер. Гитлер настолько вдохновился тем, что услышал, что сам пожелал произнести речь. Так началась его политическая карьера. Ему вручили партбилет N 555. Членов партии было много меньше, поэтому для солидности номера начинались с 501-го. Впоследствии Гитлер говорил, что получил билет N7.

22 февраля 1920 года местная газета «Донау цайтунг» сообщила: «Г-н Гитлер произнес патриотическую речь, встреченную аплодисментами». Он пугал слушателей мировой революцией, которую на своих штыках принесет Красная армия.

На восточных границах Германии вспыхнула новая война. После Первой мировой поляки получили возможность воссоздать независимое государство. Вождь Польши Юзеф Пилсудский вынашивал грандиозный план создания Восточной Федерации, которая объединила бы Польшу, Украину и Литву. Эти планы Пилсудского привели его к войне с Советской Россией.

А у Ленина были свои причины для войны с Пилсудским. Через территорию Польши войти в Германию и соединиться с немецкими коммунистами, пытавшимися взять власть. Но это вооруженное восстание в Германии было подавлено. Как и следующее, в октябре 1923 года, которое готовилось с помощью Советской России.

Страх перед чрезвычайкой

Сталин написал открытое письмо главному редактору газеты коммунистов «Роте фане» Августу Тальгеймеру: «Победа революции в Германии будет иметь для пролетариата Европы и Америки более существенное значение, чем победа русской революции шесть лет назад. Победа германского пролетариата несомненно переместит центр мировой революции из Москвы в Берлин».

В Москве верили: уж на сей раз немецкие коммунисты точно добьются успеха. Но вновь ничего не вышло. Разгром рейхсвером коммунистов воодушевил нацистов. Однополчанин фюрера Александр Мориц-Фрай вновь увидел Адольфа Гитлера в Мюнхене в ноябре 1923 года, накануне «Пивного путча», первой попытки нацистов взять власть: «Он был один. Он рыскал, как хищник, который готовится к прыжку на свою жертву».

Поражение Германии в Первой мировой войне разрушило привычную жизнь ефрейтора Гитлера. Исчез дом, а домом для него была казарма, семьей — сослуживцы. Но одновременно революция и распад империи открыли перед ним путь наверх. Гитлер и его соратники успешно эксплуатировали страх перед большевистской революцией, которая вслед за Россией может произойти и в Германии.

В одной из первых листовок национальных социалистов говорилось: «Вы хотите дождаться, чтобы в Германии, как в России, в каждом городе начала действовать большевистская чрезвычайка? Вы хотите увидеть в каждом городе тысячи людей, повешенных на фонарях? Вы хотите увидеть трупы своих жен и детей?»

Страх перед большевистской революцией в Германии быстро прошел. Внутриполитические причины — вот, что питало национальный социализм. Но практика сталинского правления создавала чудесное алиби для гитлеровцев, обещавших спасти Германию от коммунизма и вернуть потерянное страной из-за капитуляции в ноябре 1918-го и революции, устроенной коммунистами, либералами и демократами.

2 марта 1933 года канцлер Адольф Гитлер выступал во Дворце спорта:

— Устранил ли марксизм нищету там, где он одержал победу, в России? Миллионы людей умерли от голода в стране, которая могла бы стать житницей для всего мира. Советские марксисты говорят о «братстве». Знаем мы это братство! Сотни тысяч, даже миллионы людей были убиты во имя этого братства. Еще они говорят, что превзошли капитализм. При этом капиталистический мир должен давать им кредиты, поставлять оборудование для заводов, предоставлять им инженеров… А систему труда на лесозаготовках в Сибири я мог бы рекомендовать тем, кто грезит об этом строе в Германии… Очень скоро фюрер установит в Германии куда худший режим и убьет многие миллионы людей.