На европейские выборы пала тень

Фото: Лидер «Альтернативы для Германии» Йорг Мойтен доволен результатами своей партии на выборах в Европарламент
Лидер «Альтернативы для Германии» Йорг Мойтен доволен
результатами своей партии на выборах в Европарламент
Фото: Reuters

В Европарламенте правые популисты и националисты увеличили представительство; консервативные партии и социал-демократы теряют голоса. Эрик Бонзэ рассуждает о будущем Европы в свете меняющихся настроений и распределения политических сил.

В преддверии предыдущих выборов в Европарламент пять лет назад воздух был наполнен ожиданием перемен. Многие евросоюзовские политики и большинство избирателей в 2014 году надеялись, что банковский кризис и кризис евро, годами тяготевшие над Евросоюзом, наконец, останутся в прошлом. Консервативные и социал-демократические силы были едины: пора завязать с непопулярной политикой жесткого ограничения бюджетных расходов и cделать ставку на инвестиции в экономический рост. Это породило понятие «европейской весны».

По прошествии пяти лет настроения кардинально изменились. Сегодня в Брюсселе уже не пахнет весной, политический климат стал более суровым. Такая ситуация обусловлена не только предстоящим выходом Великобритании из ЕС, бесконечные переговоры о котором, конечно же, бросают тень на европейские выборы. Главная причина — это страх перед правыми популистами и националистами, заявляющими о намерении «штурмовать» Европарламент и вселяющими ужас в политический истеблишмент.

Надо понимать, что, получив в сумме более ста десяти мандатов, популисты и националисты тем не менее отвергают общеевропейский парламент как идею.

Так, немецкая «Альтернатива для Германии» (АдГ) в долгосрочной перспективе рассчитывает его упразднить. «Но пока законы принимаются там, мы хотим, чтобы у нас была возможность сказать свое слово»,— объясняет свою парадоксальную стратегию ведущий кандидат от АдГ Йорг Мойтен.

Фото: Эрик Бонзе
Эрик Бонзэ
Фото: Из личного архива

Получить путевку в Страсбург, чтобы устроить там дебош и сорвать парламентскую работу,— такую цель ставят перед собой многие правые партии. До сих пор это не создавало больших проблем, поскольку консервативные и социал-демократические силы образовывали уверенное парламентское большинство. Противникам ЕС оставалось скромно сидеть в уголке. Однако после майских выборов ситуация изменилась: если националисты и антиевропейцы объединятся, у них окажется серьезное, хотя и не решающее количество мандатов.

Не исключено, что теперь консерваторам и социал-демократам уже не удастся сформировать большинство. А это значит, что они не смогут самостоятельно определить, кто встанет во главе Еврокомиссии. Для этого им понадобится поддержка третьей силы, например либералов или зеленых. Последние выступили довольно уверенно, набрав более семидесяти мест в Европарламенте.

«Мы получили очень дробный Европарламент»,— предупреждает ведущий кандидат от консервативной Европейской народной партии Манфред Вебер. Для представителя Христианско-социалистической партии Германии (ХСС) последствия могут оказаться фатальными: без поддержки достаточного количества евродепутатов он не сможет стать преемником главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, на что Вебер очень рассчитывает.

Успех французских националистов из партии Мари Ле Пен был ожидаем. Не зря так волновался глава Франции Эмманюэль Макрон. Он выступает за радикальный «перезапуск» ЕС с усилением охраны границ, переработкой шенгенской системы свободы передвижения и установлением общего для Евросоюза минимального размера оплаты труда. Накануне выборов в письме, адресованном гражданам всех государств ЕС, Макрон убеждал в преимуществах такого подхода.

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер приветствовал инициативу, которая может привести к «усилению Европы» и появлению дополнительных институтов ЕС. О своей поддержке также заявил глава либералов Ги Верхофстадт (на выборы он шел в коалиции с макроновской партией «Вперед, республика!»). Даже социал-демократы и зеленые сигнализировали об интересе к идеям из Парижа.

Но в лагере консерваторов реакция оказалась совершенно иной. Так, новый председатель Христианско-демократического союза Германии (ХДС) Аннегрет Крамп-Карренбауэр дала отповедь Макрону: «Европеизация социальных систем и минимальной заработной платы — это ошибочный путь». Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и глава австрийского правительства Себастьян Курц тоже дистанцировались от парижской инициативы.

Христианско-демократические и консервативные силы отвергают дирижистскую и централистскую экономическую доктрину, которая, по их мнению, может скрываться за планом Макрона. «Мы должны последовательно делать ставку на систему субсидиарности, собственной ответственности и готовности нести последствия своих действий»,— пишет Крамп-Карренбауэр в программном документе. Она подчеркивает, что хочет не урезонить Макрона, а включиться в дискуссию о будущем Европы.

Шансы на успех у нее невелики: концепция Крамп-Карренбауэр содержит шпильки в адрес Франции и ЕС, которые в Париже и в Брюсселе были восприняты как ненужная провокация. Она предлагает отказаться от второй «прописки» Европарламента в Страсбурге, призывает предоставить ЕС статус члена Совбеза ООН и требует обложить налогами доходы чиновников в структурах Евросоюза. Правда, ее однопартиец Гюнтер Эттингер отмечает, что такие доходы и без того облагаются налогами.

Протесты звучат и в Париже. Президент Национального собрания Ришар Ферран окрестил Крамп-Карренбауэр «мадам Нет», поскольку та отказалась от содержательного обсуждения предложений Макрона. Тогдашний министр Франции по делам Европы Натали Луазо, впоследствии возглавившая макроновский список еврокандидатов, высказалась еще жестче: дескать, в ХДС думают только о себе и не хотят делиться ни с кем.

Все это мало походит на конструктивную дискуссию и не предвещает ничего доброго для времени после выборов в Европарламент. Источники в Брюсселе уже сегодня предупреждают об опасности борьбы за власть, которая сейчас развернется вокруг грядущего курса ЕС и наиболее важных постов. Осенью будет произведена замена практически всех ведущих европейских персоналий, а не только президента и членов Еврокомиссии.

Так как после выборов в новом Европарламенте не будет вырисовываться убедительное большинство, главы государств и правительств могут принять управление на себя и самостоятельно определить, кто станет следующим главой Еврокомиссии. Это обесценит европейские выборы, ограничит влияние Европарламента и станет «огромным шагом назад для демократии и участия избирателей в принятии решений, который приведет к конфликту между Европейским парламентом и Европейским советом, который формируется из глав государств и правительств. В нынешней напряженной ситуации этого не хочет никто»,— предупреждает Вебер.

Однако исключить такой конфликт после получения стольких мандатов противниками ЕС, кажется, уже невозможно. Работа нового Европарламента уже заранее омрачена не только перспективой «Брексита» и наступлением националистов и популистов, но и борьбой за власть в собственных рядах.