Начал с Бетховена

Фото: Бетховен у Бранденбургских ворот. Дебют Кирилла Петренко (на фото) во главе оркестра Берлинской филармонии
Бетховен у Бранденбургских ворот. Дебют Кирилла Петренко (на фото)
во главе оркестра Берлинской филармонии
Фото: imago images | ТАСС

Прорыв в международной карьере уроженца России Кирилла Петренко произошел, когда он стал художественным руководителем дворцовой капеллы в Мейнингене. А в конце нынешнего лета он блистательно выступил в свой первый вечер в качестве главы Берлинской филармонии, продирижировав Девятую симфонию Бетховена. О дебюте и дебютанте для «Д» рассказывает Клаус Гримберг.

Свой первый выход на сцену с Берлинским филармоническим оркестром Кирилл Петренко начал с туши: у исторических Бранденбургских ворот он отметил вступление в должность главного дирижера известнейшего оркестра Девятой симфонией Бетховена. Концерт под открытым небом в конце августа берлинцы смогли послушать бесплатно, и этим приглашением воспользовались 35 тыс. человек. Трудно представить себе более интенсивное знакомство с новым маэстро: тёплый летний вечер на фоне волнительных «декораций», одно из самых масштабных оркестровых произведений за всю историю музыки и, наконец, хоровое исполнение «Оды к радости» на слова Фридриха Шиллера. Поистине потрясающая затравка.

Сам Петренко ранее признавался, что для него не стоял вопрос, какое произведение выбрать для первого вечера. Эта симфония «несет в себе все то, что характеризует нас как людей — и с позитивной стороны, и с негативной», сказал Петренко на ежегодной пресс-конференции Берлинского симфонического оркестра в апреле.» Если мы захотим отправить на далекую планету послание, в равной мере содержащее как нашу фантастическую культуру, так и все те чудовищные вещи, которые сотворили люди, то с этой задачей может справиться только Девятая Бетховена»,— отметил он.

В Берлине Петренко приняли радостно, с большими надеждами и многими почестями в счет будущих заслуг. Оркестр, как говорили и писали музыковеды, с нетерпением ждал начала новой эры, среди исполнителей «нет критических голосов», поведал солист-гобоист Альбрехт Майер газете Der Tagesspiegel.

Неустанная борьба Петренко за идеальное звучание, требовательный, но при этом всегда ориентирующийся на музыку энтузиазм и скромность, которой чуждо тщеславие,— дирижер, родившийся в 1972 году в Омске, покорил коллектив заранее, ведь опыт взаимодействия с оркестрантами у него был.

И теперь Берлинский филармонический оркестр, состоящий из лучших исполнителей, с любопытством и нетерпением ждали, какие музыкальные сферы им еще откроются под руководством Петренко.

С точки зрения музыкальной истории избрание Петренко руководителем Берлинского филармонического оркестра опровергает высеченный в граните тезис, будто «история не повторяется». Ведь пока совпадение налицо: в конце XIX века музыкальная карьера уже приводила в Берлин выдающегося руководителя оркестра из Мейнингена, небольшого городка в тюрингской глубинке.

Речь идет о Гансе фон Бюлове, который в 1880–1887 годах сумел превратить Мейнингенскую придворную капеллу в один из лучших оркестров, после чего был приглашен на должность главного дирижера Берлинского филармонического оркестра, который, впрочем, стал одним из лучших коллективов только при нем. Конечно, в этом уже отличие: после промежуточных станций в Мейнингене, Комической опере в Берлине и Баварской государственной опере в Мюнхене теперь Петренко окончательно освоился на олимпе мировой классики.

Решение пригласить тогда еще малоизвестного молодого дирижера в Мейнинген в 1999 году стало одним из удачных шахматных ходов Кристины Милитц. Совместный труд главного режиссера Милитц и Петренко — исполнение всего «Кольца Нибелунгов» Рихарда Вагнера в 2001 году четыре вечера подряд — сразу принес руководителю оркестра международную известность.

Восхищенные критики оценили не только смелость идеи, но и необычайное качество звучания Вагнера в интерпретации Петренко. С этого момента на культурных полосах газет о нем отзывались с уважением и даже пиететом: безусловная приверженность каждому отдельно взятому оркестровому произведению, которым он дирижирует, даже ценителей заставляет порой преклоняться и восторгаться.

Когда в конце XIX века Ганс фон Бюлов приехал из Мейнингена, тюрингской провинции, в молодую тогда еще столицу империи, коллектив тамошнего оркестра отличался достаточно вольными нравами. Не кто иной, как Бюлов, запретил музыкантам есть и пить на репетициях, исполнителям приходилось воздерживаться даже от курения, равно как и от болтовни с коллегами. Бюлов славился своей железной дисциплиной и требовал от музыкантов того же. Как и до этого в Мейнингене, он превратил берлинский оркестр в коллектив, получивший международную известность и научившийся видеть в дирижере не просто живой метроном, но автора интерпретации произведения.

В отличие от Бюлова, Кириллу Петренко о таких базовых вещах сразу после назначения задумываться не приходилось. Его предшественник сэр Саймон Рэттл проработал главным дирижером в Берлине 16 лет и все это время лично принимал участие в многочисленных организационных и структурных переменах. Петренко уже объявил, что хочет сосредоточиться исключительно на музыке. Он много лет не дает интервью, не считая участия в ежегодной пресс-конференции Берлинского филармонического оркестра и бесед с отдельными музыкантами коллектива в рамках их инициативы Digital Music Hall.

Во время таких бесед Петренко ни на минуту не теряет концентрации, тщательно подбирает слова, но тем не менее производит впечатление человека очень радушного и общительного. Вполне можно поверить, что музыканты Берлинского филармонического оркестра буквально не могли дождаться его прихода.

Публика в Берлине и далеко за пределами немецкой столицы тоже напряженно ждет, как расставит акценты преемник среди прочего Вильгельма Фуртвенглера, Серджу Челибидаке, Герберта фон Караяна и Клаудио Аббадо. Он представился берлинской публике с беспрецедентными для его предшественников пылом и динамикой: Девятая симфония Бетховена еще больше подняла планку ожиданий и надежд. Но едва ли кто-то в кругах мировой классики сомневается, что Петренко эту планку возьмет.