Шансы минимальны, но они есть

Фото: В тренировочном центре люфтваффе в Вербелоу презентуют американскую систему «Пэтриот»
В тренировочном центре люфтваффе в Вербелоу презентуют американскую систему «Пэтриот»
Фото: Getty Images

Главный научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова Российской академии наук генерал-майор запаса Владимир Дворкин по просьбе «Д» прогнозирует дальнейшее развитие событий с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), уделяя особое место роли и мнению Европы.

Руководство ведущих государств ЕС, прежде всего Германии, периодически заявляло о необходимости сохранить Договор РСМД, несмотря на то что американцы убедили их, что Россия нарушила этот договор. США предъявили данные по условиям испытаний крылатой ракеты 9М729, включая даты, координаты пусков, дальность полета. Возражения российских дипломатов и военных после этого в расчет не принимаются: им не доверяют.

Как известно, президенты России и США подписали документы о выходе из договора. Однако под давлением лидеров ЕС и ряда американских политиков Россия и США могли бы достичь соглашения о различимых технических доработках пусковых установок МК-41 в Румынии и Польше, не позволяющих проводить пуски ракет «Томагавк», к чему сводятся основные претензии России, и демонтаже российских ракет 9М729. Это позволило бы сохранить лицо лидерам США и России. Такие действия сопровождалось бы инспекторским контролем. При отказе румынских и польских властей допустить на их территорию российских инспекторов американцы могли бы продемонстрировать доработки на такой же пусковой установке МК-41 на своей территории, предъявив фотоматериалы пусковых установок в Румынии и Польше.

При таком сюжете российские претензии по поводу принадлежности американских ракет «Гера» (ракеты-мишени для испытания средств ПВО) к ракетам средней дальности и беспилотным летательным аппаратам (БЛА) могли бы иметь второстепенное значения. Возможность использования ракет «Гера», собранных из второй и третьей ступеней снятых с вооружения ракет «Минитмен-2», в качестве ускорительных средств для вывода объектов в верхние слои атмосферы в различных целях предусмотрена п. 12 ст. VII Договора о РСМД. Во времена разработки договора проблем БЛА вообще не существовало — определение крылатой ракеты, не предназначенной для возвращения к месту запуска, не полностью подходит для них. Необходимо отдельное многостороннее соглашение с учетом стремительного развития этого направления в США, России и многих других государствах.

Консультации и переговоры для достижения позитивных результатов целесообразнее всего вести в закрытом режиме военными специалистами и дипломатами.

После денонсации Договора о РСМД на обозримую перспективу можно прогнозировать как минимум шесть вариантов действий США и России, оказывающих различное влияние на отношение руководства и населения государств ЕС к угрозам своей безопасности.

Фото: Главный научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова Российской академии наук генерал-майор запаса Владимир Дворкин
Главный научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова Российской академии наук
генерал-майор запаса Владимир Дворкин
Фото: Глеб Щелкунов | Коммерсантъ

Первый. В ближайшие три-четыре года США не будут развертывать в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) ракеты средней дальности любого типа наземного базирования. Россия также не станет этого делать в соответствии с заявлениями Владимира Путина о том, что его меры будут только ответными и зеркальными. При этом стороны, видимо, будут сообщать, что разработки ракет средней дальности наземного базирования идут полным ходом.

Второй. Если в эти годы после завершения разработок носителей ракет средней дальности они все-таки начнут поступать на территорию ЕС и России, то это могут быть крылатые ракеты типа «Томагавк» и «Калибр» наземного базирования с неядерным оснащением. При этом, скорее всего, Германия, Франция и некоторые другие страны не станут размещать на своей территории американские ракеты. Вероятные районы их базирования — Польша, Румыния, прибалтийские государства.

Третий. Развертывание указанных типов ракет может осуществляться американцами только в АТР, Россией — только на востоке страны. В этом случае России придется учитывать реакцию Китая, поэтому масштабы развертывания могут быть минимальными с тем, чтобы не вызывать обострения отношений со стратегическим партнером.

Четвертый. Вслед за ракетами с неядерным оснащением США и Россия переходят к развертыванию ядерных крылатых ракет средней дальности на территории ЕС и запада России. Такой процесс может быть относительно длительным, поскольку для обеспечения ядерной безопасности необходимо дополнительное развитие соответствующей инфраструктуры для хранения и эксплуатации ядерных средств.

Пятый. В дополнение к крылатым ракетам США и Россия могут разработать и развернуть баллистические ракеты средней дальности с ядерными боезарядами. Американцы могут реанимировать производство ракет «Першинг-2» с улучшенными характеристиками. В России это возможно за счет использования ступеней ракет типа «Тополь-М» и «Ярс», также в случае отсутствия нового договора по СНВ — развертывания ракетного комплекса «Рубеж» с решением задач на европейском театре военных действий. Это вернет США, Россию и ЕС к отношениям, значительно более опасным и критическим по сравнению с теми, которые имели место в 80-х годах прошлого столетия из-за технологических достижений и территориальной близости.

Можно предполагать, что реакция правящих структур и населения в странах ЕС может варьироваться от относительно спокойной в условиях первого варианта до более негативной и острой вплоть до радикальной при реализации последующих вариантов.

Вместе с тем в прогнозируемом периоде нельзя исключать реализацию наиболее спокойного, шестого варианта. Он связан с принятием предложения Дональда Трампа о замене Договора о РСМД на новый трехсторонний договор США, России и Китая по ракетам средней дальности.

Исторический опыт свидетельствует о том, что в период подобных переговоров стороны не предпринимают действий, которые идут вразрез с предполагаемыми ограничениями. Трехсторонние переговоры по такой проблеме будут продолжаться многие годы по двум основным причинам. Во-первых, Китай традиционно закрывает информацию о своем ядерном потенциале, и убедить его в открытии хотя бы части такой информации будет достаточно сложно — только в обмен на какие-то шаги со стороны прежде всего США, например по ограничению ПРО в АТР. Во-вторых, по экспертным оценкам, наибольшая часть ракет Китая — это ракеты средней дальности, отказаться от которых вряд ли возможно. Наконец, достичь договора между тремя государствами по типу Договора о РСМД представляется вряд ли возможным. Это связано с необходимостью постоянного контроля выполнения условий договора.

Трудно вообразить распространение системы контроля над ликвидацией вооружений по Договору о РСМД. Советские и американские инспекторы контролировали все процессы ликвидации при подрывах ракет, их пусках, сплющиванию обтекателей головных частей, постоянно присутствовали рядом с заводами—изготовителями ракет и контролировали их периметры. Очевидно, что создать подобную систему перекрестного контроля в трехстороннем формате в перспективе нельзя. Поэтому лучше предполагать возможность достижения некоторого соглашения об ограничении ракет средней дальности со значительно менее сложными методами контроля, с большей ориентацией на национальные средства контроля.