«Важно, какими нас видят студенты»

Источник фото: Денис Нижегородцев/newizv.ru

С ректором Санкт-Петербургского университета профессором (СПбГУ) Николаем Кропачевым корреспондент «Д» Павел Апрелев беседовал не только как с ученым и руководителем, но и как с человеком, много лет отвечающим за работу штаба «Петербургского диалога», который находится в СПбГУ. 

— Могли бы вы вспомнить самые важные для вас моменты участия в «Петербургском диалоге»?

— Уточню, Петербургский университет — штаб российского секретариата Форума. В университете создана и работает российская дирекция, которая обеспечивает организацию всех мероприятий с российской стороны: двусторонние расширенные заседания членов координационных комитетов и руководителей рабочих групп, заседания рабочих групп, Молодежный форум «Петербургский диалог», иные мероприятия, проводимые при поддержке Форума. И, конечно же, ежегодный большой Форум «Петербургский диалог», который обычно насчитывает более 300 участников. В основном ежегодном мероприятии принимают участие лидеры обеих стран, поэтому подготовка и проведение таких форумов для университета событие знаковое.

Впрочем, наш университет обеспечивает не только организацию: ведется серьезная исследовательская работа, результаты которой используются при подготовке и проведении встреч руководителей и членов рабочих групп.

— А каковы связи с Германией у университета?

— У Петербургского университета, первыми профессорами которого почти 300 лет назад были именно немецкие ученые, масштабные связи с немецкими партнерами. Среди них — отдельные исследователи, университеты, научные сообщества Германии. За последние пять лет ученые университета опубликовали совместно с коллегами из Германии около 2 тыс. научных статей.

Об одном примере сотрудничества я бы хотел рассказать особо. Это проект, который мы (первыми в мире из университетов и научных организаций) два года назад начали с DFG . Его суть — в конкурсном отборе пар исследовательских коллективов (немецких и российских), которые предлагают свои заявки на проведение научных исследований. Экспертизу проводит DFG, а те коллективы, которые становятся победителями конкурса, получают финансирование на реализацию своих идей. Немецкие коллеги — из средств DFG, а российские — из средств СПбГУ. Таким образом, мы реализуем крупный совместный проект с международным коллективом и международным финансированием. Сегодня DFG использует предложенную нами модель в сотрудничестве c ведущими вузами мира.

— Каждый культурный человек в нашей стране хотя бы немного благоговеет перед именем Петербургского университета. Что делается, чтобы поддерживать его европейский престиж? Как сделать выпускника специалистом европейского уровня?

— Мы не ставим перед собой таких задач — поддерживать «европейский престиж» университета или готовить выпускников «европейского уровня». Во-первых, я уверен, что в некоторых областях (например, математика) многим мировым университетам еще стоит немало поработать, чтобы достичь уровня СПбГУ. А во-вторых (и это главное!), наша задачи — создавать в университете комфортные условия для работы ученых и студентов, иметь современное исследовательское оборудование, лучшие информационные системы, подбирать коллектив из ведущих ученых. В такой среде и наука будет развиваться как передовая, и студенты будут оканчивать университет, становясь настоящими профессионалами. Ну и, наконец, нельзя забывать, что престиж, «имидж марки» создают прежде всего люди. Как те, кто работал в нашем университете за всю почти 300-летнюю историю его существования, так и те, кто работает в нем сегодня: лауреат Премии Филдса С. Смирнов, лауреат Нобелевской премии по экономике К. Писсаридес, ведущий генетик С. О’Брайен, биоинформатики П. Певзнер, маэстро В. Гергиев, директор Государственного Эрмитажа М. Пиотровский, президент Курчатовского института М. Ковальчук и многие другие.

— А в чем, на ваш взгляд, разрыв, если он, конечно, существует, между европейскими и российскими студентами?

— Такой «разрыв» в СПбГУ вряд ли можно обнаружить. Многие из наших студентов проходят включенное обучение в ведущих мировых вузах, к нам приезжают студенты в рамках обменов. Отношение к работе (учебе) зависит вовсе не от страны, из которой приехал студент, а от уровня его внутренней мотивации… Наши студенты прекрасно интегрируются в среду зарубежных вузов и кампусов. Более того, получение образования по некоторым программам просто предусматривает обязательное обучение в вузе- партнере в течение одного семестра.

В то же время приезжающие к нам иностранные, в том числе, конечно, европейские, студенты отлично адаптируются и к университетской действительности, и к нашему прекрасному городу. Один пример: в 2015 году на вручение дипломов выпускникам международной магистерской программы CEMS, реализуемой 30 ведущими бизнес-школами мира, в Санкт-Петербургский университет приехали более 1 тыс. выпускников-иностранцев.

— Вы сами ощущаете себя со студентами человеком другого поколения и если да, то в чем видите, чувствуете различия?

— Здесь вы всегда находитесь в обновляющейся среде ученых и студентов. Студенты заставляют нас не просто меняться, но и соответствовать духу времени. Конечно, у каждого поколения есть свои особенности: гаджеты, шахматы, Всемирный фестиваль молодежи… Но одно остается неизменным (и это хорошо!): в университет приходят люди, нацеленные на познание, готовые к трудной работе и обладающие повышенным чувством справедливости и собственного достоинства. Наша задача — помочь этому развитию.

 — Немало российских студентов формулируют цель своей учебы как возможность уехать из страны. Можно ли и нужно ли с этим бороться?

— Для большинства студентов в мире получение высшего образования — путь в лучшее будущее. Причем совершенно не важно, о какой именно стране мы говорим. Для некоторых это связано с возможностью переехать в другой город, в другую страну. У этого явления множество причин и обстоятельств. Поэтому лучше рассуждать не о «борьбе», а о создании условий, в которых выпускники вузов хотели бы работать, о появлении задач, которые молодые амбициозные люди хотели бы решать.

Обратите внимание, у нас создан научный парк площадью более 30 тыс. кв. м, доступ к 26 ресурсным центрам которого имеют не только наши ученые, но и сотрудники любой научной организации или университета. В оборудование научного парка вложено около 7 млрд руб.— таких инвестиций в научное оборудование в России нет ни в одной организации! И оно используется более 20 часов в сутки! Именно поэтому к нам в Санкт-Петербургский университет за последние пять лет приехали работать ученые из почти 40 стран. Многие из них получили постоянные позиции в университете, создали свои лаборатории и успешно конкурируют на мировой арене. Понимаете, наука по природе своей не имеет ни национальных, ни государственных границ… И если приоритет страны обеспечен — работа с иностранными коллегами эффективна.

— Как вы, видный российский ученый-юрист, объясняете такой огромный спрос у нашей молодежи на профессию юриста? Есть ли что-то подобное в других странах?

— Эта отрасль знаний заставляет человека знать многое из смежных отраслей — психологии, химии, менеджмента, логики и др., позволяет изучать природу человека и общества, находить закономерности, которые способствуют развитию государства и человечества в целом. Как же можно не заинтересоваться?!

Отмечу еще одно обстоятельство. Среди профессиональных юристов— выпускников нашего университета такие выдающиеся деятели мировой культуры, как Бенуа и Стравинский, Дягилев и Рерих. Юридическое образование стало прочной основой для государственной деятельности руководителей нашей страны в разные эпохи: Путина, Медведева, Штюрмера и Ульянова-Ленина.

Чуть выше я уже говорил о том, что повышенное чувство справедливости — одна из особенностей молодых людей в любую эпоху. Я сам, замечу, принял в седьмом классе школы решение стать юристом именно по этой причине. Ребята преодолевают невероятные трудности, побеждая в сложнейшем конкурсном отборе при поступлении на юрфак и встречаясь с государственной аттестационной комиссией, состоящей в основном из работодателей.

— Когда вы готовитесь выступать перед очередными первокурсниками, о чем в первую очередь вы думаете?

— Мой научный руководитель профессор Прохоров не раз говорил мне, что выступление перед студентами, да и любое выступление вообще, должно быть в первую очередь искренним. Я не только думаю, но и каждый раз говорю нашим первокурсникам о том, какие прекрасные возможности открываются перед ними. Важно рационально этими возможностями распорядиться: получить не только максимальный эффект от обучения в университете, но и максимум удовольствия.