Заложник надежд

Фото: Виктор Лошак
Виктор Лошак
Фото: Геннадий Гуляев | Коммерсантъ

Европа ставила на Порошенко, но победил Зеленский. Теперь осталось ответить на главный вопрос: понимает ли президент Зеленский, а не его киногерой «президент Голобородько», на что он пошел? Виктор Лошак о том, что победа Зеленского — это вызов не только для него самого и его страны, но и для России.

Одной из находок предвыборного штаба Порошенко были звонки на мобильные телефоны украинских абонентов. Голос Порошенко приглашал их на избирательные участки и предлагал проголосовать за будущее Украины. Но вся беда проигравшего была в том, что большинство из голосовавших свое будущее с ним не связывало. Пожилые — потому, что социальные рецепты МВФ больнее всего ударили по ним: размер оплаты жилья и коммунальных услуг превзошел пенсии большинства. Молодые же голосовали за Зеленского по определению — как за представителя одного с ними поколения, по сути не знавшего СССР и принявшего западные ценности.

Сами же представители Запада, мягко говоря, с этими выборами просчитались. Ангела Меркель, агитируя и помогая Порошенко и при этом даже отказавшись принять Зеленского, положила все яйца не просто в одну корзину, а в корзину без дна — к моменту, когда канцлер включилась, исход выборов был почти ясен. За Порошенко агитировал и представитель Трампа Курт Волкер: «Он сделал для реформ больше, чем кто-либо в Украине за последние 20 лет, и противостоит Путину». Не помогло…

Я наблюдал за выборами на востоке Украины, в Одессе. Здесь настолько верили в победу Зеленского, что даже отказывались следить за теледебатами двух кандидатов: «Все равно наш победит». И это уже был не политический расчет, а вера во что-то чудесное и героическое. А героическое здесь все, что может казаться обществу, измученному тотальной коррупцией, честным. Герой актера Зеленского президент Голобородько — да, безусловно честен. Значит, честен и сам актер. «Зеленский перенес, не расплескав, имидж борца с системой из искусства в жизнь»,— довольно точно описал феномен один из политологов. Пешком на собственную инаугурацию, делая попутно десятки селфи с собственными избирателями, шел как будто тоже не уже президент Зеленский, а еще кинопрезидент Голобородько.

Логика кино и логика победы скрепили 40-летнего шоумена с тяжелейшим грузом надежд его страны. Он и сам себя как будто все время предупреждал: «Сейчас я тут кем-то стану — и вы все заживете офигенно, конечно же, это популизм чистейшей воды!» Но сам же и наобещал. А что не обещал, то избиратели за него додумали. По соцопросам 39% ждут от Зеленского снижения тарифов на коммунальные услуги, 35,5% — законопроекта о снятии неприкосновенности с депутатов, судей и президента, 32,4% — новых антикоррупционных расследований. Популистская стратегия понравиться самым широким массам населения без всего этого была бы невозможна. Хотя нельзя не признать, что с момента для многих неожиданного объявления о своих амбициях, которое он сделал в форме президентского новогоднего приветствия 31 декабря 2018 года, до блестящей речи на майской инаугурации шоумен прошел большой путь ускоренного политического созревания.

Чтобы рассчитаться со своим избирателем, штаб Зеленского уже анонсировал первые законы, которые новый глава государства предложил принять в последнюю неделю старой Рады. Прежде всего речь идет о законах об импичменте и правилах отзыва и снятия неприкосновенности с депутатов, президента и судей. В бывшем правящем «Блоке Петра Порошенко» называют эти законы «попсовыми», но понимают, что не принять их нельзя. Дальше в пакете Зеленского, как пишет украинский журнал «Новое время», очевидно будут: закон о медиаиции — альтернативном способе решения споров, экономический пакет, куда войдут законы о пятипроцентной налоговой амнистии, о налоге на вывезенный капитал, о создании службы финансовых расследований и, самое главное, закон о введении рынка сельскохозяйственной земли. Тут-то и возникнет первая битва. С криками о невозможности «распродать родину» украинскому аграрному лобби удается закон этот торпедировать уже много лет. Сейчас принять его окажется не легче ни старым, ни новым составом парламента, потому что, если взглянуть на свежий список «100 самых богатых людей Украины», удивишься, как много миллионеров представляют переработчиков сельхозпродукции и собственно аграрников. После событий в Донбассе именно сельское хозяйство стало лидером развития реального сектора экономики. Украина экспортирует продукты почти на $18 млрд в год. Земли поделены между крупными агрохолдингами, и уступать свои позиции они очевидно не собираются.

Но ни пакет новых законов, ни отдельные телезаявления Зеленского, ни его инаугурационная речь не объясняют, как же он собирается сделать Украину страной с высокими пенсиями и зарплатами, прекрасными дорогами и минимальной коррупцией. Ведь только в такую страну начнут возвращаться украинцы, так быстро ухватившиеся за шанс открытых европейских границ. Вот как раз о необходимости развернуть поток мигрантов Зеленский говорил множество раз, а на инаугурации вообще обозначил фантастическое число возможных обладателей паспорта Украины — 65 млн. Однако, захоти одни лишь трудовые мигранты вернуться, абсолютно не понятно, из каких источников страна возместит те $10 млрд, которые уехавшие на заработки переводят в течение года домой. Буквально за один 2018-й год главным поставщиком валюты для Украины стала Польша, откуда переводятся в страну 33,6% средств, дальше с большим отрывом идут Россия, США, Италия, Чехия…

В последние недели Зеленский — любимый герой европейских медиа. Все пытаются понять, как можно победить, делая все не так, как другие кандидаты. Он не собирал залы и не пожимал множество рук на предвыборных мероприятиях, а заканчивал снимать сериал. Лишь однажды ударился в предвыборные дебаты, а вместо них мастерски вышучивал своих конкурентов перед телезрителями. Что же, украинцы хотят продолжения этого шоу? Недоумевают иностранные журналисты. И люди с улицы будто подхватывают эту простую догадку. «Лучше не станет, но хоть будет над чем посмеяться»,— комментируют журналу Der Spiegel в Донбассе.

Все может оказаться совсем не смешно, если просто сопоставить колоссальные надежды, возлагаемые на нового президента, и его возможности.

После инаугурации «Ъ» беседовал с украинскими экспертами. Прежде всего проблемой они считают обещание Зеленского прекратить любой ценой войну в Донбассе. «Не ясно,— пишет газета,— как этого добиться без больших уступок Путину. С другой стороны, Зеленский как президент мира шел на выборы и пытается поддержать эту тему. И это честно».

Остановить войну, где только небоевые потери отняли у Украины уже 10 тыс. жизней. Остановить трагическую деиндустриализацию, когда, потеряв традиционные рынки, страна, еще не став членом ЕС, уже превратилась в аграрную и сырьевую часть Евросоюза. При этом Украине очень хочется снять с себя ярлык самой бедной страны Европы. ВВП в $2,8 тыс. на душу населения — даже в СНГ ниже только Таджикистан, Киргизия и пока Узбекистан. А еще есть проблема выросшего за пять лет с 40% до 70% ВВП государственного долга. Чтобы отдавать, понадобится опять одалживать…

С Зеленским теперь будут персонифицировать все проблемы страны, а власть на Украине устроена таким образом, что любые реформы и кадровые революции без поддержки парламента, для работы в котором Зеленский пока лишь создает свою фракцию,— это лишь добрые пожелания. Президент не может без Рады назначить премьера. Коалиция депутатских фракций определяет кандидатуру главы кабинета и представляет президенту. Без согласия депутатов он даже не может назначить министров обороны и иностранных дел, хотя и отвечает за эти два важнейших направления. То же генпрокурор, нацбанк, СБУ… Для назначения руководителей областей ему тоже нужно представление — в этом случае от правительства. Несмотря на народную поддержку нового президента, законодательно все устроено так, что полновластным хозяином президент является лишь в собственной администрации.

Зеленскому будет нелегко: на двух самых сложных для него фронтах играют против вновь избранного президента. И новая Рада может оказаться вдохновленной националистами и никуда не девшимся Порошенко. Именно эти силы поставили знаковую точку в работе старого парламента, приняв варварский полный запрет русского языка. Как это сочетается с тем, что даже официально треть страны — русскоязычные, пока не понятно. Напомню, что первая попытка принять такой закон после событий на Майдане спровоцировала первые же выстрелы в Донбассе. Когда тот закон отменили — было уже поздно.

По данным социологов, в России Зеленскому на выборах симпатизировал 31% граждан. Но власть в Москве, похоже, не заметила окна возможностей, открывшегося с приходом Зеленского. Президент не поздравил его с избранием, а следующим шагом стал закон о выдаче российских паспортов жителям Луганской и Донецкой областей. В своем ответе новый украинский президент приравнял получение российского паспорта к превращению его обладателей в бесправную «новую нефть» режима и пообещал дать украинское гражданство борцам за свободу на постсоветском пространстве. Трудно в этой ситуации сказать, на что надеется Зеленский, давая обещание обменять пленных по принципу «всех на всех».

Не очень понятно, почему Кремль все-таки не взял паузу, не смягчил действия, хотя смягчил риторику (Путин заявил на пресс-конференции во Владивостоке, что хотел бы встречи с новым лидером Украины). Возможно, Зеленскому все-таки не верят, подозревая за его спиной еще более непримиримого к президенту Путину олигарха Коломойского. Можно представить еще, будто существуют опасения, что и сами конкурентные выборы, и возможность сменяемости власти вкупе с популистской повесткой Зеленского могут показаться привлекательными для россиян. И эту привлекательность нужно разоблачить на корню. Хотя и ребенку ясно: в российской политической системе не поддержанный Кремлем человек ни на что серьезное сегодня претендовать не может.

Скорее верный ответ в том, что в сегодняшней российской власти большинство у людей жестких, силовых действий. Их пугает даже временное смягчение риторики. Один из идеологов этой линии, депутат Госдумы Константин Затулин, будто забивает гвоздь в гроб временного потепления: «Никакого «медового месяца» ни с Зеленским, ни с Западом на почве совместной международной коалиции содействия Украине… не намечается. Намечается продолжение борьбы в Украине и за Украину».

Борьба с Зеленским, представляющим и русскоязычных избирателей, и один из самых русскоязычных регионов своей страны, может сделать позицию его оппонентов в России парадоксальной: мы, похоже, собираемся бороться с «русским миром», с той самой русскоязычной Украиной, интересы которой якобы все последние годы и защищаем… Политика, одним словом.